Наше творчество

Дорогие друзья!

Чтобы положить начало этой рубрике, хочу предложить вашему вниманию небольшой эпизод-воспоминание. Поясняю: одна моя книжка воспоминаний опубликована, она упоминается ниже в разделе «Публикации». Там идёт речь о моих дипломатических буднях. Но ведь что-то забавное происходило и помимо профессиональной жизни. Один из кусочков того, что, возможно, станет со временем частью новой книги, помещён здесь.
Итак:

ЧИЖ, ГЕРОЙ СОЦТРУДА

Году в 63-м случилось мне подлечиться по поводу травмы позвоночника в одной из здравниц в Евпатории. Лечение состояло в обмазывании целебной грязью.

В санатории бросалось в глаза явное преобладание женского контингента. Это явление объяснилось впоследствии тем, что те же грязи, с помощью которых борются против астохондрозов и иных позвоночных неприятностей, применяются и для лечения бесплодия.

Распорядительница по столовой, внимательно просмотрев схему рассадки, поместила меня за стол, где уже сидели три женщины. Оглядевшись вокруг, я отметил, что и за другими столами гендерное соотношение было примерно таким же: три плюс один. Отнюдь не возражая против подобной схемы, я тем не менее со свойственной мне любознательностью поинтересовался у той же распорядительницы рациональным зерном такой рассадки. «Для гормонального тонуса» — был ответ.

Не знаю, помогло ли моё гормональное присутствие, в сочетании с грязевым леченим, трём моим застольницам. А с термином «гормональный тонус» мне пришлось столкнуться в дальнейшем, при туристическом посещении Марианских Лазней в Чехословакии. Там я узнал, что это место, более известное как Мариенбад, всегда славилось как курорт, исключительно эффективный для лечения женского бесплодия. Гид добавил, что еще со времен Австро-Венгерской империи там по традиции всегда квартировал полк венгерских гусар (видимо, для «гормонального тонуса»).

Впрочем, это только предисловие.

Несмотря на важность «гормонального тонуса», в расселении по палатам соблюдался принцип разделения полов. Так я оказался в одной комнате с Мыколой – здоровущим мужиком из Закарпатской Украины. Был он постарше меня, но не намного. Лет этак тридцати пяти- тридцати семи. Несмотря на своё атлетическое телосложение, осанка Мыколы, когда он вставал со стула, скорее напоминала скрюченного старика, пораженного радикулитом, подагрой и прочими старческо-аристократическими недугами. При ближайших распитиях «трёх звёзд» (сначала «за знакомство», а потом «чтоб не в последний раз») он мне поведал историю своей болезни и рассказал несколько занятных эпизодов из своей биографии.

Будучи чекистом, гонялся он за бандеровцами в закарпатских лесах. Сидел в многочисленных засадах, ночевал на болотах и застудил все возможные нервные окончания. Был комиссован по инвалидности и в награду за верную службу назначен заместителем «по общим вопросам» директора мебельного комбината в Мукачеве. Этот счастливый исход произошел после той истории, которая приводится ниже.

Однажды подразделение, в которое входил Мыкола, выследило «главного». К нему вели все следы. И пойманные бандеровцы, и внедрённые агенты – все показывали на одного якобы благонравного свиновода, замечательно выращивавшего разных свиноматок в процветающем закарпатском колхозе. Именно от него исходили указания кого и как мочить в новой счастливой жизни советского Закарпатья. Звали этого злодея, искусно скрывавшегося под маской советского труженика, — Станислав Чиж. Запомни это имя, возможный читатель! В своё время оно гремело по всему Советскому Союзу. Как в сталинские времена гремели имена шахтера Стаханова, легендарной сборщицы хлопка Мамлакат, трактористки Паши Ангелиной, пограничника Карацупы и его собаки Индус. Политически ниспровергнув Сталина после его физической смерти, Н.С. Хрущев произвёл на свет своих собственных героев. И в его списке, наряду со знатными кукурозоводами, засевавшими кукурузой заполярные области Советского Союза, значился также свиновод Чиж.

Лично Никита Сергеевич приколол в Кремле звезду Героя Социалистического труда на грудь Станислава Чижа. В ответ герой обещал утроить привес свиномяса на душу населения. А тут вдруг – криминал! Да еще какой! Расстрельный!

Политически грамотное местное начальство, однако, прежде чем дать санкцию на захват с поличным бандеровского резидента, запросило Центр. Ответ был однозначен: НЕ ТРОГАТЬ. Иначе быть политическому скандалу.

Всю эту историю Мыкола поведал мне, напоминаю, в 1963 г., т.е. еще до отставки Хрущёва. Было видно, он искренне страдал, что его работа, превратившего его — здорового молодого мужика в инвалида, окончилась таким пшиком. Его часть, выследившая Чижа, была расформирована, и бойцы разосланы по разным отдаленным округам. Ну, а тот, кто уже не мог продолжать активную чекисткую деятельность, поехал подлечиваться и работать в «действующем резерве».

А что стало со знатным свиноводом после отставки Хрущёва, я не знаю. Может быть, на него случайно кирпич с крыши свалился или грузовик наехал. Если кто знает, прошу сообщить. Впрочем, это не обязательно.

Вот вам первый блин, друзья. Кто испечёт следующий?

Ю. Назаркин