Наше творчество

С. Косенко «Искры в бокале или нектар королей»

По утверждению Лёлика-Папанова из «Брильянтовой руки» шампанское по утрам пьют только аристократы или дегенераты. Давайте на время забудем о дегенератах, а аристократов вообще трогать не станем. Нормальные люди тоже пьют шампанское не меньше и не реже. Но, конечно, не с раннего утра, разве только, чтоб прийти в себя после встречи Нового года. Хотя всё остальное время дня этот изысканный пенящийся напиток можно поглощать столько, сколько позволяет настроение, совесть или кошелёк.

Что ж, действительно, свой благородный статус шампанское приобрело потому, что первыми необычное шипучее вино из области Шампань, что во Франции, сначала распробовали и «взяли на вооружение» французские монархи и окружающая их знать, т.е. буржуины. Сначала крупная, а потом и мелкая. Бедному люду оно было просто не по карману. Еще в начале прошлого века в Европе шампанское было редким и дорогим удовольствием, потому что цена бутылки равнялась полумесячной зарплате рабочего. В наши дни та же бутылка стоит порядка 30 евро, а у нас в стране - в рублях - и того меньше, конечно, в зависимости от марки. Демократизация потребления шампанского в последнее время стала серьёзно беспокоить его привередливых производителей. Они считают, что банализация или, точнее, вульгаризация, «королевского нектара» вредят его уникальному облику и, соответственно, ведут к распылению производства, утрате элегантности, эксклюзивности, снижению гаммы, класса и качества и, соответственно, цены престижного питья. Но виноделы беспокоятся зря. Несмотря на то, что бутылку обычного шампанского в любой нормальной стране сегодня может приобрести любой человек, живущий на зарплату, оно не перестало быть символом самых торжественных, исключительных и радостных моментов жизни, теплоты дружеского общения, любви, буйства глаз, половодья чувств, вечного праздника и, конечно, роскоши.

Сегодня, как правило, с шампанским во всех благополучных странах ассоциируется празднование Рождества и Нового года, оно остается обязательным атрибутом свадеб и юбилеев. Ну и, конечно, в самых разных местах без искрящейся пены не обходятся такие важные события как рождение ребёнка, спуск на воду нового корабля, победа в автогонках и прочих спортивных соревнованиях, подписание нового контракта или признания влюбленных в день Св.Валентина. Так что за эстетическую сторону потребления шампанского- его высокий статус, древнюю марку, неповторимый вкус-пока опасаться не приходится. Постоянно ширится и круг тех, кто воспринимает шампанское благоговейно, как произведение искусства, разумеется, винодельческого. Процесс смешивания различных сортов винограда для получения шампанского часто сравнивают с сочинением музыки или подготовкой палитры художника. В общем культурного «измерения» шампанского сегодня не отрицает никто. Один из прежних президентов фирмы Клико, Жозеф Анрио, любил повторять: «Клико-это не марка, а знак принадлежности к культуре и я хочу, чтобы так было и впредь, пока я возглавляю это предприятие». В чём же секрет и очарование этого поистине волшебного напитка? Для начала, скажем, в его истории.

Вина из Шампани были известны еще до Средневековья. Монахи изготовляли их для использования в таинстве причастия. Забродившее вино отнюдь не было целью виноделов, скорее наоборот, и поэтому за обильную пену его еще называли «дьявольским». Однако по-настоящему производство капризного зелья освоил по поручению управлявшего Шампанью архиепископа реймского Генриха (Анри) Савойского 30-летний монах-бенедиктинец Дом (монашеское звание)Пьер Периньон (1638-1715) из Вердена. Любопытно, что поначалу он получил наказ от своего аббатства устранить пузырьки из поставляемого им питья. Именно Дом Периньон начал смешивать разные сорта винограда, утолстил стекло бутылок, придумал закупоривать их корой пробкового дерева и долгое время руководил изготовлением качественного игристого вина. Первые бутылки с тогда еще мутноватым шампанским поступили в продажу в 1695 году, а имя Дом Периньон было увековечено в названии одной из самых престижных разновидностей (сейчас говорят брендов) шампанского. На кладбище Овильерского аббатства ему воздвигнут солидный надгробный памятник.

Если правда то, что трудолюбивые бенедектинцы первыми стали производить шампанское, то верно и то, что первыми «признали» его напитком своих торжеств и праздников лица королевских кровей. Величественный и даже священный ореол шампанского связан с тем, что в знаменитом соборе города Реймс, являющегося столицей области Шампань, с 898 по 1825 год, т.е. почти тысячу дет, происходила коронация французских монархов и эти церемонии традиционно завершались обильным возлиянием благородного вина. Начало этому положил реймский епископ Св.Реми, когда совершал помазание принявшего христианство первого короля Франции Кловиса (Людовика) в рождественнский вечер 498 года. Спустя несколько веков, по случаю бракосочетания Жанны Наварской и Филиппа IV прекрасного (1268-1314) шампанское окончательно утвердилось в качестве церемониального напитка коронованных особ. Поначалу французские короли ценили неигристые, светлые (тогда шампанское еще не научились очищать), бодрящие вина и посылали их бочками другим монархам в знак расположения. Огромные запасы шампанского создавал любивший поесть и выпить король времен Гаргантюа Франциск/Франсуа I (1494-1547). Его примеру столь же рьяно следовали Мария Стюарт (1542-1587) и особенно Людовик ХIV (1638-1715). Король Пруссии Фридрих II Великий (1712-1786) обожал шампанское и специально поручил членам своей академии изучить его отличия от других вин. Людовик ХV (1710-1774) заказал знаменитую картину «Обед с устрицами» у художника Жана-Франсуа Де Труа с шампанским в центре стола. Он же в 1728 году издал указ, разрешающий городу Реймсу в порядке исключения продавать шампанское в бутылках (раньше оно поставлялось в бочках). Были известны своим пристрастием к шампанскому и высокопоставленные дамы- фаворитка Людовика ХV мадам де Помпадур (1721-1764) и супруга несчастного Людовика ХVI Мария-Антуанетта (1755-1793), пока революционеры не отрубили ей с мужем головы. Мадам де Помпадур якобы принадлежит справедливое замечание: «Шампанское –это единственное вино, после которго женщины остаются красивыми». В архивах сохранилась также запись о том, что на одном костюмированном балу в Парижской мэрии в 1739 году было выпито порядка 1800 бутылок шампанского. Будем надеяться, что не приписали.

Монархи монархами, но, по словам одного французского писателя, Великая французская революция 1789 года признала «нектар королей» своим и «выставила его на стол народа». Из тех же архивов видно, что первую годовщину Великой революции-14 июля 1790 года-новые французские власти не погнушались вспрыснуть массовым распитием «элексира монархов».С тех пор шампанское прочно вошло в быт и нравы не только французов, оставаясь по самой своей сути, происхождению и своей национальной принадлежности именно французским, эдаким вольтерьянским вином. Вольтер, большой ценитель шампанского, считал бурлящий, щеголськой напиток прямым отражением неуёмного, буйного нрава французов. Особое пристрастие к шампанскому питали все без исключения великие люди Франции, от первого короля династии Бурбонов Анри IV до императора Наполеона Бонапарта и генерала Де Голля. Наполеоновский министр, сибарит Талейран называл шампанское «вином цивилизации». А Анри IV якобы заявил, что если бы он не был королём, то хотел бы стать принцем Аи (исторический центр виноделия в Шампани).

После разгрома Наполеона немало французского шампанского (видимо, отвоёванного) было выпито участниками Венского конгресса, продолжавшегося с сентября 1814 по июнь 1815 года. Судя по результатам, это их сплачивало и вело к разумным решениям и компромиссам. Под хлопанье пробок от шампанского проходили в Париже в 1889 и в 1900 году Всемирные промышленные выставки. Шампанским освящался спуск на воду всех крупнейших пароходов того времени – «Великобритании» в 1843 году и «Титаника» в 1911 году (но в последнем случае это не помогло). Однако, первым официальную торговлю шампанским в Реймсе открыл в 1729 году смекалистый негоциант Николя Рюинар (Ruinart). Через год по его примеру была основана торговая фирма братьев Шануан (Сhanoine) в пригороде Реймса Эпернэ. За ними последовали Хайдсиек (Heidsiek), Моэт (Moët), Клико (Clicquot). Потом подтянулись виноделы из Рейнской области- Рёдерер (Roederer), Крюг (Krug), Дойц (Deutz), Mумм (Mumm) и др. После смерти мужей в производстве шампанского выделились некоторые женщины –мадам Поммери (Pommery), мадам Перрье (Perrier) и вдова Клико (Clicquot). Последней, в частности, якобы принадлежит заслуга изобретения в 1816 году способа удаления осадка из шампанского путём заморозки горлышка бутылки. Долгое время (до 1800 года) производители искали оптимальный сосуд для сбыта шампанского, потому что первые бутылки из светлого стекла были несовершенны и часто взрывались. Было замечено, что в тёмных, толстых бутылках качество напитка улучшается и повышается надёжность хранения. В 1824 году во Франции был принят первый закон, предусматривавший уголовное наказание за подделку шампанского вина и использование этого названия для шипучих вин, производимых в других районах. А «индивидуальные» этикетки на бутылках шампанского появились только в 1840 году. С тех пор форма бутылок и их оформление не претерпели существенных изменений, что как бы подчеркивает долгожительство и историческую преемственность гламурного напитка аристократов. И это было лишь началом его восхождения на пъедестал.

Слава шампанского перешагнула пределы Франции еще до открытий, сделанных Домом Периньоном. За рубежом его первыми распробовали и полюбили извечные недруги Франции – англичание. Они мпортировали напиток в бочках, сами разливали его и даже придумали особую бутылку из прочного стекла, выдерживающую дополнительное давление. Шампанское высоко ценил английскй король Эдуард VII (1841-1910), а великосветские законодатели моды той поры Джордж Бруммель и Ричард Шеридан, автор «Школы злословия», считали приверженность к шампанскому обязательным признаком дендизма. Именно с учётом вкуса британцев в 1878 году фирма Перрье-Жуйё произвела первую партию шампанского брют. Сэр Уинстон Черчильь с удовольствем сообщал в своих мемуарах о ежедневном употребления напитка заклятых врагов Британии. А в 1969 году английская королева Елизавета II лично выбрала шампанское Крюг для свадебного обеда по случаю бракосочетания принца Чарльза и принцессы Дианы. От англичан страсть к шампанскому передалась американцам, падким на гламур. Генерал Эйзенхауэр, например, в 1945 году разместил свой штаб прямо в Реймсе. Весьма недурно для основательной практики по освоению шампанского.

С началом ХХ века в развитом мире за шампанским окончательно утвердилась репутация вина для торжеств, праздников, веселья и загулов. Тон этому, конечно же в ту «прекрасную пору», т.е. до начала первой мировой войны, и в «безумные» 1930е годы задавали знаменитые парижские кафе-шантаны, рестораны и кабаре, в первую очередь «Мулен Руж», «Фоли Бержер», «Тур д’Аржан» и др. А начало ХХI в самом знаменитом кабаре Парижа «Лидо» было ознаменовано феерическим спектаклем «Шампань». Шампанским французы отмечали освобождение Парижа от фашистов в августа 1944 года и 200-летие Великой французской революции в 1989 году. Альпинист Морис Эрцог открыл бутылку игристого после того как покорил в 1950 году неприступную до того вершину Аннапурны в Гималаях, а его собрат Пьер Мазо - когда взошёл на Эверест 28 лет спустя. Шампанского потребовал и французский космонавт Жан-Лу Кретьен сразу же после своего полёта в космос на советском корабле в 1982 году. Ну, а уж обмывать шампанским окончание строительства туннеля под Ламаншем 6 мая 1994 года сам бог велел. Как знак особого шика, шампанское когда-то подавалось в самолётах большинства авиалиний от сверхзвукового Конкорда до Илов и Ту Аэрофлота. Правда сегодня авиасервис зачах и лишь в некоторых избранных авиалайнерах ( Эр-Франс, Катар Эрлайнз, Ройял Марок и др.) продолжают ублажать пассажиров, только первого класса, пенистым вином.

История сохранила имена знаменитоствей, отличавшихся особой тягой к шампанскому . Среди них писатели- Вольтер, Альфред Мюссе со своей подругой Жорж Санд, обжора и выпивоха Александр Дюма-отец, Бальзак, Золя, Мопассан, Марсель Пруст, буржуазка Франсуаза Саган, поэт Маллармэ, «парижские американцы» Генри Миллер и Эрнест Хемингуэй, англичане Джон Ле Карре и «крёстный отец» Джеймса Бонда Иен Флеминг. Американский писатель Трумэн Капоте якобы утверждал, что шампанское помогает ему преодолеть страх смерти. Не оставали и композиторы, в т.ч. Бетховен, Вагнер (после провала в Париже оперы «Тангейзер», по рассказам свидетелей, утешался шампанским, утверждая, что оно вернуло ему вкус к жизни), Оффенбах, который прославил шампанское в своих развесёлых опереттах. Герой Йоганна Штрауса в «Летучей мыши» именует шампанское «его величеством» и призывает подчиняться «его законам». В «Травиате» Верди бокалы шампанского поднимают в первом акте. На знаменитой картине художника-импрессиониста Эдгара Манэ «Бал в кабаре Фоли Бержер» на первом плане изображена стойка бара с бутылками шампанского. Шампанское на своих полотнах запечатлели и другие мастера – Энгр, Боннар, Тулуз-Лотрек. Среди французских певцов сороковых годов прошлого века с шампанским прочно связаны имена экстравагантной Мистэнгетт и шансонье Мориса Шевалье. Что же тогда говорить о киноактёрах. Кто бы отказывался. Марлен Дитрих приписывают следующие слова: «Шампанское создает впечатление, что наступили праздники и скоро настанут еще лучшие дни». Грета Гарбо в фильме «Ниночка» без конца хлещет шампанское, избражая русскую даму в Париже. Дань шампанскому регулярно отдавали Мэрилин Монро, Одри Хэпбёрн, Жанна Моро. Недавно умерший патриарх Голливуда Чарлтон Хестон и красавица Эва Гарднер запечатлены с шампанским в замечательноме фильме 1960-х годов «55 дней Пекина». В умах множества людей за шампанским утвердилась слава эротичного напитка. Казанова считал его неотъемлемым аксессуаром обольстителя и регулярно им пользовался.

* * *

Надо признать историческую правоту французов - шампанским может называться только игристое вино, производимое в области Шампань по определённой (бутылочной) технологии из смеси разрешённых там трёх основных сортов винограда- пино нуар, пино менье и шардоннэ. Всё остальное должно называться иначе (например, в Италии используется термин рrosecco, в Испании- сava). Прежде всего потому, что для обеспечения продукции высокого качества под эгидой Межпрофессионального комитета шампанских вин был разработан подробнейший свод правил и положений для всех вин этой области. В нём содержится длинный перечень требований, определяющих главные аспекты выращивания винограда (подрезка лозы, сбор урожая, степень отжима винограда и т.п.), изготовления базового вина (сусла) и получения шампанского традиционным методом. А еще потому, что в соответствии с Мадридским договором 1891 года в Европе и большинстве других стран название «шампанское» защищено законом. Это исключительное правило право на название было подтвреждено еще Версальским договором по окончании Первой мировой войны. По состоянию на 2005 год международными правилами было запрещено также использовать название «шампанский метод», надо говорить «традиционный метод» применительно к каким бы то ни было винам, кроме тех, что произведены в Шампани. Этот запрет распространяется даже на другие винодельческие районы самой Франции, например, Бургундию или Эльзас, где похоже вино идёт под названием Crémant. Парфюмерная фирма знаменитого Ива Сен-Лорана выпусившая в 1990х годах духи под назавнием «Champagne», была вынуждена, по требованию производителей шампанского, заменить его названием «Yvresse» (упоение). Совсем недавно, после долгого судебного разбирательства, перестали выпускать своё вино (не игристое) под названием vin de Champagne виноделы швейцарского селения, носящего, по прихоти судьбы, такое же имя, что и знаменитая область во Франции.

Чем же оно отличается от других, это разособое французское шампанское? Ну, прежде всего, конечно, своей технологией, отрабатывавшейся столетиями. Шампанское, как известно, - это результат мудрёной смеси нескольких видов «сырого» вина, получаемого из различных сортов винограда в результате вторичного брожения. Составлять смесь сырого вина для шампанского (assеmblage) научились только в конце 17-го века. Эта смесь и, соответственно, цвет, внешний вид или, как говорят специалисты, «одежда» (la robe) шампанского, его структура, элегантность и тонкий аромат определяются в первую очередь усилиями и талантом составляющего смеси старшего по винному цеху или погребу мастера-винодела. Его работа сродни труду парфюмеров, ибо конечный результат, т.е. качество и вкус напитка, зависят от его выбора сортов винограда, винного сырца, даты и места сбора урожая и массы других деталей. Виноград, используемый для приготовления шампанского, как правило, собирают раньше срока, когда уровень сахара в нём ниже, а уровень кислотности выше. Сок из собранного винограда выжимают достаточно быстро, чтобы вино оставалось белым. Для получения розового -наоборот, жмут подольше, чтобы примесь красного винограда передала свой цвет. Розовые шампанские вина исторически были предшественниками нынешнего «белого» шампанского, т.к. отжим и процеживание совершались несовершенно, медленно и вручную. Сегодня розовые шампанские вина изготавливаются специально как раритет и особо ценятся за свой нежный вкус и цвет.

Первоначальное брожение начинается так же как у любого другого вина – в чанах (а у фирм Крюг и Боллинжэ- в дубовых бочках), где природный сахар превращается в алкоголь, а побочная двуокись углерода улетучивается. Таким образом получается кислое базовое вино (по-французски-cru). На этом этапе производится купаж (coupage), т.е. смешивание базового вина, полученного с разных виноградников и разных лет. Смешанное вино разливается в бутылки, туда же добавляются дрожжи и небольшое количество сахара. После этого бутылки в горизонтальном положении помещаются на специальные стойки в винный погреб для вторичного брожения, во время которого двуокись углеводорода остается в бутылке, растворяясь в вине. На этом этапе бутылки закупориваются временной пробкой, похожей на пивную. После выдержки (не менее 18 месяцев) бутылки с вином размещаются на полках под наклоном и подвергаются процессу ремюажа (rémuage), т.е. ежедневно поворачиваются на 45° и постепенно переводятся в положение «горлышком вниз», чтобы осадок скапливался в горлышке. Искусные мастера-ремюёры ценятся на вес золота. Удаление осадка/отложений называется д егоржирование (degorgeage) и еще недавно выполнялось вручную, что требовало особого умения и сопровождалось потерей существенного объёма вина. Сегодня этот процесс осуществляется автоматами - небольшой объём жидкости у горлышка замораживается до минус 18° и кусочек льда вместе с осадком удаляется. Одновременно происходит дозирование шампанского, когда в него добавляется определенное количество сахара в виде специального сиропа для получения сортов типа брют, сухое и полусухое. После дозирования шампанское закупоривается знаменитой грибообразной пробкой и закрепляется на горлышке проволочной оплёткой (muslé). Процесс производства закончен. Начинается последный этап – созревание (maturation) - перед поступлением в продажу. Существующие правила производства французского шампанского требуют выдерживания его в погребе не менее трёх лет, но некторые производители продлевают этот срок до 6-8 лет, отчего-де повышаются ценность и вкусовые качества напитка.

Подавляющее большинство шампанского изготавливается из смеси вина разных сортов и лет.Обычно основной объём составляет вино текущего года, к которому дбавляются запасы прошлых лет. Шампанское, пролежавшее в погребе менее 15 месяцев считается молодым. Оно, как правило, пахнет белыми цветами, цитрусовыми, свежими фруками. Зрелым считается шампанское, выдержанное от трёх до пяти лет. Оно может пахнуть сухофруктами, душистыми, пряными цветами. Выдержка от 5 до 10 лет и выше применяется для специального разлива. Такое шампанское часто отдаёт дымком. Сегодня в мире в основном (80-85% производства) спросом пользуется шампанское брют, т.е. очень сухое, но в начале прошлого века оно было гораздо более сладким, примерно как мы любим в Росии.

Качество французского шампанского во многом объясняется еще и особыми климатическими условиями области Шампань, которая в прошлом, кроме овечьей шерсти, не имела других ресурсов и до изобретения шампанского считалась одной из самых бедных окраин Франции. Там бывает мало солнца,бедны меловые почвы, часты заморозки, невелики урожаи и виноград не успевает вызреть до десертного уровня. А этот как раз то, что нужно для получения шампанского вина, поскольку оно прежде всего продукт человеческого гения, творчества, мастерства. Географически область Шампань делится на четыре части –Реймская возвышенность, долина реки Марны, склон Блан и склон Бар. Качество вина зависит от расположения склона, вида почвы (terroir) и сорта винограда (cépage). Но и этого достаточно для разнообразия сортов «базового», сырого вина (их более 300), из которого собственно получается шампанское. Сорт пино менье с фруктовым привкусом лучше всего произрастает в долине Марны; пино нуар, более терпкий сорт –на Реймской возвышенности и склоне Бар; изысканный душистый сорт шардоннэ – на склоне Блан. Под виноградниками в Шампани сегодня занято больше 32 тыс.гектаров и эти площади постоянно расширяются. Из 160 кг винограда получается чуть больше 100 л базового вина, котороые после потерь в процессе брожжения и удаления осадка, дают около 100 л готового шампанского или 133 бутылки по 0,75 л.

Сбор винограда осуществляется вручную и, стало быть, требует значительной рабочей силы. В Шампани насчитывается более 1500 кооперативов виноградарей и все они связаны строгими контрактами и взаимными обязательствами с производителями шампанского. Свободного рынка винограда в области нет. Винограда хронически не хватает, поэтому производство шампанского целиком завивит от виноградарей. В случае неурожая сбор может составлять 4 т вместо 11 т, как это случилось в 1989 году и осталось страшным сном в памяти производителей. По внутренним правилам области Шампань полученный виноград распределяется на основе межпрофессионального контракта между фирмами в зависимости от количества выпускаемых бутылок. Затем негоцианты и производители шампанского договориваются с виноделами о цене базового вина. Далеко не все фирмы сами производят виноград, даже самые знаменитые покупают от 40%до 100% винограда для шампанского своей марки. Смешивание помогает сгладить некоторые колебания вкуса- ведь фирменный показатель напитка как раз и состоит в его повторяющемся из года в год качестве и вкусе. И в этом постоянстве одна из сложнейших задач виноделов. Марочное шампанское высокого качества производится, как правило, из хорошего урожая винограда определённого года (что обозначается французским словом millésimé-миллезимэ), поэтому и стоит дорого. Если в 1950 году в окрестностях городов Реймс и Эпернэ производилось окло 50 млн. бутылок шампанского в года, то в наши дни 320 винодельческих хозяйств Шампани производят порядка 350 млн.бутылок. Причём 60% этого количества обычно выпивается в самой Франции, 25% в Европе и около 15% в остальных странах мира. Редким считается шампанское, которое выпускается в количестве не более 10 тыс. бутылок.

Первую группу производителей наиболее старинных (некторые свыше 200 лет) и известных марок, или, как их называют, локомотивов, в алфавитном порядке составляют:

Ayala , Billecart - Salmon , Bollinger , Boizel , Canard - Duch ê ne , Chanoine (1730), Charles Heidsieck , Deutz , De Venoge , Duval - Leroy , Gosset , Alfred Gratien , Joseph Perrier , Henriot , Irroy , Charles Lafitte , Lanson (1760), Laurent - Perrier , Lemoine - Billet , Krug , GH . Martel , Mercier , Mo ë t et Chandon (1743), Mumm , Perrier - Jou ë t , Piper - Heidsieck (1785), Pol Roger , Pommery , Ruinart (1729), Louis Roederer (1776), Veuve Clicquot - Ponsardin (1772). Исключение составляет входящая в эту же престижную группу фирма Taittinger, которая основана лишь в 1931 году. У каждой солидной фирмы существуют свои экслюзивные и особо благородные и редкие марки (cuvée spéciale) шампанского, как , например, легендарное Клико выпуска 1928 года, запасы которого недавно закончились, или La Grande Dame той же фирмы, знаменитый Dom Perignon/ Moët et Chandon, Louise/Pommery, Grand Siècle/Laurent-Perrier, Belle Epoque/Perrier-Jouët,Noble Cuvée/Lanson, La Grande Année/Bollinger, Amour /Deutz, CharlesVII/Canard-Duchène, Dom Ruinart/Ruinart, Comtes de Champagne/Taittinger и ряд других. Фирма Louis Roederer, например, прославилась своей маркой Cristal, созданной в 1876 году специально для российского императора Александра II и доставлявшейся в хрустальных флаконах. Помимо высокопрестижных сегодня существуют еще десятки, если не сотни обычных, более молодых марок шампанского и это отнюдь не означает, что они плохого качества – ведь их производство регулируется всё теми же строгими, даже жёсткими правилами, установленными в 1927 году, когда в Шампани в эксплуатации было всего 11 тыс.га виноградников.

Разливается шампанское главным образом в три вида бутылок: стандартные (0,75 л), Магнум (1,5л или 2 бут.) и Иеровоам (Jeroboam, 3л или 4 бут.). Реже встречаются бутылки, названные в честь некоторых библейских персонажей- Ровоам (Réhoboam, 4,5 л или 6 бут.), Мафусаил (Mathusalem, 6 л. или 8 бут.), Саламансар (Salamanzar, 9 л или 12 бут.), Bалтасар (Balthazar, 12 л. или 16 бут.), Навуходоносор (Nabuchodonosor, 15 л.или 20 бут.). И уж совсем экзотичны бутылки Мельхиор (Melchior,18 л.или 24 бут.), Cоломон (Salomon, 21 л.или 28 бут.), Суверен (Souverain, 35 бут), Примас (Primat, 36 бут) и Mелхиседек (Melchisédek, 30 л или 40 обычных бутылок). Некоторые из них (Примас и Мельхиседек) выпускает только фирма Drappier . Существуют также маленькие бутылки объемом в 200 и 375 мл. Специально для Уинстона Черчилля компания Поль Роже изготавливала бутылки объёмом в 20 унций (ок.600 гр.), которые Черчиллю подавал дворецкий к завтраку в 11 утра. Шампанское в бутылках Магнум считается более высококачественным, поскольку в бутылке остается меньше кислорода, а площадь поверхности такова, что образуются пузырьки надлежащего размера.

К чему же, в конце концов, сводится качество французского шампанского? Главным образом к сочетанию цвета, запаха и вкуса. Его оттенок может быть золотистым, соломенно-желтым, розоватым, сероватым и т.д. Если напиток отличается пышной, густой пеной, выраженным терпковатым винным или фруктовым вкусом и медным отливом –французы называют его шампанским «для тела» (de corps). Обычно его получают из винограда с преобладанием сорта пино менье. Пахнуть оно может свежим сливочноым маслом, бисквитным тестом, трюфелями, лесными ягодами, древесиной дуба, свежими опилкам, пряностями, светлым табаком, орехом, ванилью. Таким вином хорошо запивать мясные блюда, обычно из дичи. Если структура напитка более нежная, гармоничная, сочная и немного тягучая, то его называют шампанским «для сердца» (de cœur). Его часто делают полусухим и, как правило, из сортов пино нуар. Оно может пахнуть сушеным инжиром, грушей,сливой, персиками, абрикосами, ржаной соломой, коврижкой, мёдом, карамелью, корицей. Это шампанское предназначено для десертов, файв-о-клоков и лучше всего сочетается со сладкими блюдами- фруктовыми пирогами, суфле, творожными запеканками, печеньем, кремами. Но никак не с шоколадом! Если напиток бурлящий, с легими подвижными пузырьками и жемчужным или зеленовато-желтым отливом- это шампанские вина «для ума» (de lesprit). В них преобладает сорт винограда шардоннэ.Они могут пахнуть свежими фруктами, цитрусовыми, манго, ананасом, зернами пшеницы, мятой, чаем,свежим миндалем, липовым цветом,скошеной травой. Эти сорта принято употреблять с дарами моря (рыбой, устрицами, омарами, черной икрой), артишоками, с мороженым и фруктовыми салатами. А можно пить как аперитив или просто так, за неторопливой беседой. Если же напиток обладает мягким, деликатным вкусом, имеет пепельный или перламутровый оттенки и особо искрящиеся пузырьки, то, в понимании опять же французов, - это шампанское «для души» (de l’âme). Оно может пахнуть ржаной соломой, цветком апельсина, косточкой персика, сливами. Его предпочтительно пить по торжественным и интимным случаям. Обычно это особые, коллекционные и, следовательно, дорогие сорта.

* * *

Никоим образом не оспаривая приоритет и неповторимость французского шампанского , автор, по давности знакомства, широте распространения, количеству выпиваемого и силе народной любви в России, считает шампанское вполне «русским» напитком, неотъемлемым элементом русской культуры и вот почему. В России шампанское прижилось давным-давно и в своё время тоже рекой лилось при царском дворе и в высшем свете, а затем среди благородного сословия и вообще. Как известно, особенно им увлекались гусары, поэты и артисты. Пушкин не раз воспел пенящийся, изысканый напиток. Достаточно вспомнить строки из «Евгения Онегина»:

Да вот в бутылке засмолённой

Между жарким и бланманже

Цимлянское несут уже,

За ним строй рюмок узких, длинных

Подобно талии твоей,

Зизи, кристалл души моей.

Впервые игристые вина на русской земле были изготловлены ещ в середине ХVII века на Дону жителями казачьих столиц Цимлянская и Кумшатская и быстро получили распространение по всей стране. В частности, цимлянское шипучее стало любимым вином героя войны 1812 года атамана Павлова, который везде возил с собой несколько бочонков. Победу над Наполеоном великий Кутузов отмечал именно Цимлянским вином, популярность которого после разгрома наполеоновских войск только выросла. Само собой, никакого французского опыта казаки не имели - это был их собсвенный народный почин. Дело в том, что именно в этих казачьих станицах климат оказался сродни природным условиям Шампани: то солнечный год, то не очень. Но в отличие от Франции, этот уникальный старинный опыт производства игристого вина в России документально зафиксирован и обобщен не был. В анналах упоминается лишь 1799 год, когда на третьем году царствования императорв Павла I, в Крыму, в Судаке, в имении академика Палласа были осуществлены первые опытные выпуски шампанских вин. Опыты продолжались в течение ряда лет и позднее, с 1812 года, изготовление крымского шампанского перешло в стадию промышленного производства. Выходит, некоторые фирмы по производству шампанского в России возникли раньше многих французских. Напомним также, что 1799 год-это год рождения великого русского поэта, который позднее оставит следующие строки:

Вошёл, и пробка в потолок.

Вина кометы брызнул ток...

Вдовы Клико или Моэта

Благословенное вино

В бутылке мерзлой для поэта

На стол тотчас принесено.

Его волшебная струя

Рождала глупостей немало,

А сколько шуток и стихов,

И споров и весёлых снов!

Вскоре при Государственном училище виноделия в Судаке было открыто первое промышленное предприятие по производству шампанского. Оно принадлежало иностранному предпринимателю Кричу, который сыграл весьма неблаговидную роль российском виноделии. Наладив производство шампанского до 15 тысяч бутылок в год, он решился на подлог, наклеивая на свои бутылки этикетки и товарные знаки известной французской фирмы. Об этой афере в 1848 году доложили самому императору и разгенванный самодержец распорядился немедленно закрыть фирму, а самого Крича выдворить из России. После этого в Крыму, в имении князя Воронцова, было налажено производство шампанского «Ай-Даниль», качество которого, по свидетельству современников, было ничем не хуже французского. Большие потери производство шампанского в России понесло во время Крымской войны 1853-1856 гг. Англичане и особенно французы целенаправленно вырубали все сортовые посадки винограда, уничтожили оборудование и документацию с данными о многолетних наблюдениях и тонкостях технологгии производства высококачественных игристых вин. После этого французские фирмы шампанского возобновили свои попытки проникнуть на рынок России.

Так, зимой 1859 года, потомок основателя старинной фирмы шампанского Эдгар Рюинар совершил путешествие в Россию с целью наладить продажу там своего товара. Его записи в дневнике об этой поездке поражают своей банальностью и скудостью мысли, но тем не менее любопытны. Переезд из Кёнигсберга в Санкт-Петербург занял семь дней, с 16 по 23 декабря, не самое удачно время для поездок. Ехали втроем-Рюинар, его секретарь Гронье и их немецкий слуга Фредерик, нанятый в Кёнигсберге за 85 талеров в месяц. Пользы от него, похоже, большой не было, русского языка он не знал и всю дорогу ворчал. Ехали по 18 часов, не слезая с саней, питаясь одним хлебом. Даже воды с собой не было. У Эдгара всё время ныла нога, а на каком-то участке пути заболели горло и рука. Стояли ужасные морозы и было трудно найти сменных лошадей. Сани несколько раз переворачивались и пассажиры падали в снег. В латвийском городке Динабург, близ Даугавпилса, путешественники надеялись пересесть на поезд, но на ближайшеий не попали, а ждать еще два дня не захотели. Месье Рюинар был невысокого мнения о простых русских, считал их дураками, сетовал на окружающую грязь и пришёл в ужас от нищенского вида старых солдат. В Динабурге познакомились с какой-то русской «принцессой», оказавшейсей на самом деле мадам Дюлу, особой весьма миловидной и общительной, тоже следовавшей в Санкт-петербург вместе с мужем. Однако тот приревновал жену к французу и прямо из Динабурга погнал лошадей вперёд, чтобы оторватьься от попутчиков. Прибыв в Северную столицу Эдгар сначала остановился в отеле «де Пари», т.е. парижском, а потом переселился в «Клуб-Отель», более комфортабельный. Для установления связей в высшем обществе он сразу же отправился в Оперу посмотреть на французскую приму, тонкую, изящную и богатую даму, о которой лестно отзывался сам император. Обедать он наладился в модном ресторане у Дюпона, где офицеры пили шампанское Хайдсиек и Моэт. Там он познакомился с неким графом Шуваловым из полиции, который оказался милейшим человеком и выпил с Рюинаром немало шампанского за счёт гостя. Потом установилось знакомство с англичанином Томпсоном и немцем Шульцем, заказавшим 20 бутылок шампанского Рюинар. Но самым большим успехом поездки стало знакомство с неким г-ном Колхауном, владельцем «Англиийского магазина». Тот сделал заказ на очень большую сумму. Попался французу и предприимчивый энергичный русский торговец Елисеев, который высоко отзывался о фирме Рюинар и сообщил, что в прошлом году продал 200 бутылок. Он потчевал француза чаем, но тот отказывался, «боясь отравиться из-за грязи». В четверг 5 января после 13 дней, проведённых в Санкт-Петербурге, Рюинар выехал в Москву. Поездка на поезде заняла 23 часа. Он ехал в купе с каким-то человеком, которого называл генералом и считал авантюристом. Москва разочаровала француза. Некий г-н Дюран, поначалу заинтересовавшийся товаром, вопреки ожиланиям, не повторил заказ Колхауна, утверждая, что спрос на шампанское в России падает, и немало удивился тому, что в Санкт-Петербурге Рюинару удалось заключить выгодные сделки. Обратно в Санкт-Петербург не удалось выехать раньше 10го января из-за снегопада. Отель «Россия», где проживал Рюинар, был «ужасной грязной дырой». Зато француз три раза побывал на балете в Большом театре и восхищался им, а также посещал Кремль, который «вызвал его любопытство, особенно старая часть с комнатами для фрейлин». В Санкт-Петербург Рюинар вернулся 11 января, а 14го пустился в обратный путь и прибыл в Кёльн 20го января, не сообщая в дневнике о коммерческих результатах своей поездки.

В 1870 году в российском виноделии произошло важное событие – окружной агроном Фёдор Иванович Гейдук нашёл в 20 км от Новороссийска доволно значительный по своим размерам участок побережья Черного моря, превосходивший по своим климатическим условиям область Шампань. С тех пор основное производство шампанских вин в России перебралось из Крыма в Абрау-Дюрсо. По этому поводу Гейдук писал: « Северо-западное побережье Кавказа представляетс собой одну из лучших в мире местностей для разведения виноградников...Ни Бургундия, ни Шампань, ни Кахетия, а тем более Крым не могут служить примером и образцом для полного подражания в нашем краю ». По личному распоряжению императора Александра II в Абрау-Дюрсо была организована фундаментальная селекционная работа с различными сортами винограда: рислингом, каберне, алиготе, совиньоном, саперави, мускатом и местными сортами. Огромной оплошностью правтельства Росии, на много лет задержавшей развитие отрасли производства шампанских вин, было решение о приглашении с 1986 года в Абрау-Дюрсо французских «специалистов». Позже выяснилось, что все эти «спецы» у себя во Франции были простыми подвальными рабочими и не шибко разбирались в тонкостях технологии производства шампанского и в селекции сортов винограда (правда, существует и мнение, что они попросту саботировали свои обязанности). Решение правтельства тем более удивило российскую общественность, что в своей школе виноделия в Крыму другой известный винодел - князь Голицын- уже подготовил плеяду блестящих молодых специалистов мирового уровня, заполучить которых считали за великую честь многие фирмы, даже французские. Но возможность развернуться этим мастерам своего дела на российских предприятиях представилась только после того, как в 1917 году французские «специалисты» покинули Россию.

При всех талантах Гейдука именно князю Льву Сергеевичу Голицыну (1845-1915) принадлежит основная заслуга в налаживании производста русского шампанского. Выпускник Сорбонны, но патриот своей страны, он всегда утверждал, что в условиях России возможно создать русское шампанское, которое способно не только конкурировать с французским, но и потеснить его. Эти высказывания были подкреплены многолетними исследованиями, которые князь проводилв Шампани, Крыму и на Кубани, в Абрау-Дюрсо. Поднаторев в этих познаниях, Голицын в своем крымском имении «Новый свет» провёл фундаментальные опыты по приготовлению шампанских вин. Убедившись, что классические французские сорта винограда в услових Крыма не дают нужного качества базового вина, он начал поиск сортов, которые смогли бы гармонично их дополнить. И годы упорной работы увенчались успехом: к двум традиционным сортам винограда пино нуар и пино менье добавились шардоннэ, алиготэ и многие другие. Преодолев стену недоверия и насмешек прозападных царедворцев и знати, князь Голицын в 1899 выпустил великолепную партию шампанского в 60 тыс.бутылок. В 1900 году именно эта партия была представлена от России на юбилейной Всемирной промышленной выставке в Париже, а поскольку выставка происходила во Франции, то рассчитывать на получение какой-либо премии по шампанскому казалось немыслимым. Но вера князя в «своё» шампанское была несокрушима. Когда председатель комиссии граф Шандон попросил снять фольгу с бутылки, единогласно, впервые за всю историю дегустационных конкурсов шампанского получившей Гран При (серебряную вазу) и большую Золотую медаль, под фольгой , как и ожидалось, оказалась французская бутылка. Когда же под аплодисменты зала бутылку перевернули, чтобы на её дне прочитать название фирмы, завоевавшей самый почётный трофей, то под защитной этикеткой оказалась выгравированной надпись «Новый Свет, завод князя Голицына». Это привело членов Комисии в полное замешательство: лучшие мировые эксперты признали лучшим в мире русское шампанское! Quel scandale! Мечта Голицына сбылась. Гран При уехал в Россию и именно с тех пор на бутылках с игристыми винами России появилась изящная надпись «Российское шампанское».

Поразительной была еще одна особенность характера князя Голицына: он редко продавал вино, производимое на его заводе, болльше дарил его друзьям, ученикам-виноделам, многочисленным экскурсантам и посетителям его погребов. И повторял при этом своим воспитанникам: « Учитесь, воспринимайте, но не раболепствуйте перед иностранным! Сколько стоит человек создавший вино, столько будет стоить и вино, им произведенное ». Работа по производсту русского шампанского потребовала огромных финансовых, физических и моральных затрат. Это была своего рода великая подвижническая деятельность на благо Росии. В память об этом, уже в наше время, выпускается партия шампанского под маркой «Князь Лев Голицын». В 1905 году была разлита небольшая последняя партия знаменитого на весь мир голицинского шампанского. Потребляла его в основном верхушка общества и богема (при царском дворце пили в основном французское шампанское). В общем до Октябрьской революции «нектар королей» народным напитком , конечно, в России не стал. Что пил народ всем известно.

Более того, например, у Антона Павловича Чехова был свой, суровый взгляд на

этот напиток. В 1886 году молодой еще прозаик записал следующие Мысли с новогоднего похмелья : «Не верьте шампанскому...Оно искрится как алмаз, прозрачно, как лесной ручей, сладко, как нектар, ценится дороже, чем труд рабочего, песнь поэта, ласка женщины, но...подальше от него. Шампанское - это блестящая кокотка, мешающая прелесть свою с ложью и наглостью Гоморры, это позлащенный гроб, полный костей мёртвых и всякия нечистоты... Человек пьёт его, когда бывает богат, пресыщен, то есть когда ему пробраться к свету также трудно как верблюду пролезть сковзь игольное ушко. Оно есть вино укравших кассиров, альфонсов, безуздых саврасов..Где пьяный разгул, разврат, объегоривание ближного, торжество гешефта, там прежде всего ищите шампанское. Платят за него не трудовые деньги, а шальные, лишние, бешеные, часто чужие... Нет, подальше от шампанского!»

В СССР, особенно в 1950-е годы, когда «жить стало лучше, жить стало веселее» Советское шампанское прочно вошло в ритуал праздничного застолья каждой приличной, средней советской семьи. И не потому что стоило гроши, а потому что бутылка шампанского красовалась на праздничном столе в знаменитой, «потёмкинской» Книге о вкусной и здоровой пище, как бы символизируя благоденствие строителей коммунизма в одной, отдельно взятой стране. Сегодня на полках наших магазинов представлено немалое количество разнообразных игристых вин, в том числе французских, по заоблачным ценам. Но для большинства жителей России самой популярной маркой остается «Советское шампанское», потому что у этого напитка есть ряд несомненных преимуществ: невысокая цена, ассортимент, ориентированный на вкусы россиян (сладкое, полусладкое и полусухое) и широкая известность. История «Советского шампанского» теснейшим образом связана с историей страны. После Октябрьского переворота 1917 года вместе с ананасами, рябчиками и прочими атрибутами буржуазного прошлого надолго исчезли и игристые вина. В стране царили голод и разруха, действал «сухой закон». Но в 1924 году, после его отмены, правительство во главе с Алексеем Рыковым поставило перед отечествеными виноделами сложную задачу: сделать такое игристое вино, которое стало бы доступно самым широким слоям трудящихся. Соответственно, напиток должен был быть массовым, сравнительно дешёвым и «быстрым» в приготовлении. Воплощением в реальность наказа партии занялся известный химик-шампанист Антон Михайлович Фролов-Багреев (1877-1953). Этот человек большую часть жизни посвятил развитию российского, а затем с советского виноделия, именно его счтают отцом «Советского шампанского».

Технология производства «Советского шампанского», разработанная

Фроловым-Багреевым, существенно отличается от классического производства игристых вин бутылочным способом - (метод шампенуаз), принятого во Франции. В последнем случае брожение тиражной смеси (так шампанисты называют комбинацию ассамблированных шампанских виноматериалов, дрожжей и тиражного ликёра-раствора сахарозы в вине) происходит в закупоренных бутылках в контакте с дрожжами. Это производство сложное, деликатное, занимающее по времени не меньше трёх лет и потому абсолютно неприемлемое для массового выпуска дешёвой продукции. Значит, нужно было существенно ускорить процесс брожения тиражной смеси и упростить некоторые технологические процессы.

Важной датой в истории «Советского шампанского» стало 28 июля 1936 года. В этот день на заседании Политбюро, при личном участии «отца народов», было принято Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) « О производстве «Советского шампанского», десертных и столовых вин», предусматривающее сторительство заводов по производству шампанских вин на территории крупнейших городов СССР. Экономическая подоплёка решения оказалась проста: виноматериалы транспортировать было во много раз выгоднее, чем перевозить по стране готовую продукцию. Что же касается возможного снижения качества вина, то этот момент не сильно тревожил Совнарком и ВКП (б). И уже в том же 1936 году испытания нового резервуарного метода производства игристых вин проходили на Донском заводе шампанских вин (ныне Ростовский), а в 1937 году с конвейера сошла первая бутылка «Советского шампанского», изготовленная резервуарным методом Фролова-Багреева. Следующим этапом всеобщей шампанизации СССР стал введенный в строй в 1939 году Горьковский (ныне Нижегородский) завод шампанских вин, где, после успешных испытаний на Ростовском заводе , установили аж 22 резервуара. Затем настала очередь других предприятий. За разработку и широкое внедрение в промышленность новых технологий и аппаратуры по производсту шампанских вин резервуарным способом А.М.Фролов –Багреев был удостоен в 1942 году Государственной (Сталинской) премии.

Жизненный путь «отца советского шампанского» вполне мог бы стать сюжетом увлекательного романа. Родился Антон Фролов-Багреев в 1877 году в городе Омске, в дворянской семье. Его отец сделал хорошую карьеру и дослужился до чина управляющего государственным имуществом в Тобольской губернии. Что позволило дать сыну блестящее образование в одной из престижных гимназий столицы. По её окончании Антон Михайлович поступил на естественное отделение физико-математического факультета Перебургского университета, которое с упехом окончил в 1902 году. Затем была заграничная стажировка: Копенгаген, Бородо, Порту, Мадейра. В 1904 году он вернулся на родину и начал работать химиком-шампанистом в царском имении Абрау-Дюрсо. В это время в Росии вспыхнули первые революционные события. Фролов-Багреев не остался в стороне и горячо вступился за права рабочих, за что был сослан в Сибирь. В 1906 году приговор был отменен-вероятнее всего не без помощи отца – и молодого учёного пригласили работать в качестве химика-винодела в Никитском саду под Ялтой. Там Антон Михайлович познакомился с ведущим российским виноделом-князем Голицыным, чьё шампанское уже получило Гран При на Всемирной выставке, а вскоре он был назначен директором училища виноградарства и виноделия в Бессарабии, где его и застал Октябрьский переворот. К этому времени он успел еще раз пройти стажировку за границей, получил в 1916 году чин статского советника и был «всемилостивейше» награжден орденами Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 3-й и 2-й степени. В 1919 году Антон Михайлович вновь оказался в Абрау-Дюрсо в качестве заведующего производством. Здесь в его жизни произошёл один из драматических эпизодов. Однажды вооруженный отряд пролетариев потребовал от заведующего выдать все запасы вина. Фролов-Багреев отказался, за что был приговорен к расстрелу. Будущего изобретателя «Советского шампанского» спасли рабочие хозяйства, которые отбили своего руководителя, спрятали его в погребах за винными бочками, а затем написали жалобу о чинимых безобразиях. Ответ сверху не заставил себя ждать: самоуправство было приказано прекратить, а винодела освободить. В 1923 году Северокавказский винодельческий трест послал Фролова-Багреева на два месяца в Германию и Францию для ознакомления с новейшими достижениями в виноделии. В 1924 году Антон Михайловича пригласили для организации производства мадеры в Новочеркасск. В 1926 году учёный получил звание профессора, а в 1930 году был избран профессором кафедры виноделия Краснодарского института специальных технических культур. Одновременно он продолжал возглавлять шампанское производство в Абрау-Дюрсо. В 1936 году он был избран действитеьным членом ВАСХНИЛ и отправился в свою последнюю заграничную командировку в Германию, Францию и Италию. В 1937 году ВАК СССР присудил Фролову-Багрееву ученую степень доктора сельскохозяйственных наук, а еще через год его утвердили главным шампанистом треста Главвино СССР. Став лауреатом Сталинской премии, Фролов-Багреев с 1943 года и до своей смерти в 1953 году возглавлял кафедру в Московском технологическом институте пищевой промышленности.

К этим же временам относится и легенда о том, как Иосифу Виссарионовичу принесли список кандидатов на премии его имени. Узнав, что среди них есть шампанист, вождь потребовал принести ему само вино. Во время дегустации напиток показался вождю слишком кислым, после чего брют на заводе в срочном порядке подсластили, «великий вождьв» остался доволен и список лауреатов был утвержден. Сам Сталин предпочитал сладковатое, крымское, пенистое вино, которое не имело права называться шампанским, но, утверждают, что зарубежных гостей он угощал в Кремле ведущими импортными марками- Клико и Моэт. Так это или нет, доподлинно не известно, но и сегодня российские потребители отдают предпосчтение сладкому и полусладкому шампанскому. Согласно статистике, его пьют около 50% населения нашей станы, 30% выбирают полусухое и лишь 20% -брют, тогда как в остальном мире знатоки отдают предочтение именно брюту. Примерно тогда же Анастас Микоян пояснил: « Товарищ Сталин занят величайшими вопросами построения социализма в нашей стране. Он держит в сфере своего внимания всё народное хозяйство. Но при этом не забывает мелочей, так как всякая мелочь имеет значение. Товарищ Сталин сказал, что стахановцы зарабатывают много денег, много зарабатывают инженеры и трудящиеся. А если они захотят шампанского, смогут ли он его достать? Шампанское – признак материального благополучия, зажиточности нашего народа ».

После войны советские учёные и шампанисты продолжили работу над оптимизацией технологии производства «Советского шампанского». В 1953 году профессор Гергий Герасимович Агабальян в соавторстве с коллегами предложил способ шампанизации вина в непрерывном потоке. Суть нового метода заключалась в том, что процесс вторичного брожения происходил уже не в закрытом резервуаре, а в потоке-системе из 7-8 последовательно соединенных крупных металлических резервуаров-акратофоров – с одной и той же заданной скоростью и при постоянном давлении. Этот метод был внедрен в производство в 1954 году и не только снизил стоимость каждой бутылки вина на 20%, но и, по мнению специалистов, повысил качество напитка. Он стал более пенистым и более игристым, увеличилась его стойкость к помутнению. Первыми заводами, которые выпустили «Советское шампанское» в непрерывном потоке были Московский завод шампанских вин (сейчас ОАО «Корнет») и Ленинградский государственный завод шампанских вин (ныне ЗАО «Игристые вина» в Санкт-Петербурге). За научную разработку и внедрение этого способа производства шампанского Г.Агабальянцу, А.Мержанину и С.Брусиловскому в 1961 году была присуждена Ленинская премия.

4 марта 2004 года федеральное предприятие «Союзплодоимпорт» (правопреемник Всесоюзного внешнеторгового объединения с аналогичным названием) получило свидетельство о регистрации товарного знака «Советское шампанское» (вино) на территории Росии. Осонованием для этого решения стала регистрация в 1969 году товарного знака Soviet Sparkling («Советское игристое»). В отличие от французского «Советское шампанское» выпускают не только в категории брют (не более 1,5г на 100 см3 или полусухое, но и полусладкое и сладкое (до 8,5 г сахара). Объемная доля спирта в «Советском шампанском» должна составлять от 10,5% до 12,5%. Нужно помнить, что сегодня марка «Советское шампанское» может существовать только на русском языке. В обход этого требования некторые заводы производят напиток под названием «Российское шампанское». Но в любом случае использование этих названий латинскими буквами запрещено международными правилами, т.к. это прерогатива французов.

Приведенные выше технические данные, которые можно найти в любом справочнике, конечно, не делают чести отечественному «шампанскому», не говоря уже о его ужасной пластмассовой пробке. Даже если россияние однозначно предпочитают родную сладковатую шипучку, корректнее было бы всё же её называть «Советское/Российское игристое». Но, например, в Германии наше пенистое под названием Krim Sekt идёт на ура. И порядок соблюдён, и сбыт не страдает. Качество достойное, а цена- ниже французского шампанского.

* * *

С древних времен врачи приписывали шампанскому лечебные свойства: антиаллергические, анксиолитические, антидепрессивные и проч. И даже рекомендуют дозу: три бокала в день в течение месяца. Не знаю, сколько точно шампанского нужно выпить, чтобы улучшить настроение, но следут помнить, что «нектар королей» прежде всего - это опьяняющий алкогольный напиток, крепостью от 12° и выше.

Как-то, в лучшие времена, автор этих строк зазвал своих русских друзей из Нью-Йорка в Париж встречать переломный 2000 год в одном симпатичном ресторанчике, неподалёку от площади Альма. Было нас три пары. Бегло просмотрев обозначенные в меню цены на шикарное красное вино, мы дружно решили воспользоваться предлагаемой для этого случая более дешёвой формулой: шампанское à la discr é tion , т.е. по желанию, в охотку, от пуза или сколько совесть позволит. Не будучи от природы нахальными мои заокеанские друзья не были избалованы французским шампанским и их разбирало любопытство - чего в нём такого особенного? Была быстро опустошена первая и вторая, а потом и третья бутылка. Шампанское в качестве рекламы предложила сравнительно молодая фирма Vranken , поэтому мы единодушно прозвали напиток врангелем и стали с ним сражаться. Официанты вскоре смекнули, что имеют дело с мощной русской командой, включились в игру и чётко соблюдали объявленные условия-как только опустошалась очередная бутылка, на столе тут же появлялась новая. Соседи по столикам стали с любопытством следить за состязанием, несмотря на легкий конфуз- после шестой бутылки Гоша, самый грузный из трёх, размахивая руками, нечаянно опрокинул соседскую стойку с шампанским в ведёрке. Слава богу, ничего не разбилось, а вылившееся шампанское тут же возместили. Благорасположенные соседи, весёлые и воспитанные бельгийцы, уверяли даже , что это на счастье. Под всеобщее ликование зала битва закончилась в нашу пользу на 17-ой бутылке. Больше просто не вмещалось, даже с учётом наших пьющих подруг. Провожали русских аплодисментами. На улице было не по-зимнему тепло и сыро. Собрав волю в кулак, мы стали расходиться по гостиницам, нахваливая качество выпитого. А созвонившись утром насчёт «поправки», узнали, что предсказание бельгийцев не сбылось - Гоша не сладил с «дьявольским» вином, по дороге домой оступился и вывихнул ногу. Но всё же не упал.

Чтобы по достоинству оценить качество шампанского надо выбирать не только

марку, но и подбирать соответствующие бокалы или фужеры. Они должны быть достаточно высокими, чтобы позволить пузырьками распространиться на должную высоту и выйти на поверхность, сохраняя по возможности низкую температуру напитка. Идеальной формой бокала считается тюльпан или флейта (flû te). Часто используемая в России плоская чаша (coupe) знатоками не рекомендуется, так как не удерживает долго пузырьки и не сохраняет аромат вина. Бокал должен быть непременно тонким, но не обязательно хрустальным. Трудно представитьс ебе шампанское в чайной чашке, глиняном, бумажном или пластиковом стакане, хотя в народе практикуется и это. Было бы шампанское. Наилучшая температура шампанского 7°-10°. В запредельном парижском ресторане «Лассер», что на Елисейских полях, шампанское всегда подают охлажденным до 9°. Охлаждать его можно в нижней части холодильника в течение двух-трёх часов до употребления или в ведёрке со льдом в течение 20-30 минут, но ни в коем случае не в морозилке. Слишком охладённое шампанское теряет свой аромат и вкус. Бутылку следует открывать, чуть наклонив, ослабив, но не снимая проволочную оплётку на пробке и придерживая пробку, чтобы при сильном хлопке не вылилось много содержимого, а пробка не угодила кому-нибудь в лицо. Небольшой хлопок обычно всем на радость. Саблю для открытия шампанского в наше время желательно не применять. Бокалы следует наполнять на две трети. О многом говорит этикетка на бутылке шампанского – имени производителя, марке, дозировке сахара (брют или полусухое), особенностях оттенка (блан де блан или розэ), годе урожая или специальном разливе.

Владелица одного из престижных брэндов шампанского, отвечая на вопрос журналиста о том, как она сама употребляет свою продукцию, сообщила следующее: « Я пью шампанское, когда мне весело или грустно. Когда я одна и тем более, когда я с друзьями. Выпиваю немного, когда нет аппетита и больше, когда голодна. А так, вообще не прикасаюсь, если только не захочется пить ». Что ж, ей проще. Оценивая в заключение рассказа свой собственный скромный опыт. Автор этих строк пришёл к знаменательному выводу о том, что единственный способ научиться разбираться в шампанском – это тренироваться как можно больше. То есть пить его в любом настроении, с удовольствем, но в меру. Важно уяснить лишь одно – вы пьёте шампанское потому, что оно вам нравится или потому, что оно считается напитком аристократов.