Наше творчество

Воспоминания члена Совета А. Можарова о военном прошлом его деда

Мой дед, Васильев Александр Васильевич, родом из села Глубокое, Псковской области. Место это расположено в 10 км. от шоссе, ближайший районный центр - Опочка, в 50 км. находится пушкинское Михайловское, в 60 км – граница с Латвией (г. Резекне). Село стоит на берегу озера Глубокое, места дивной красоты, настоящая Русь.

Как большинство участников войны дед не любил вспоминать и рассказывать про своё военное прошлое, на вопросы о нём отвечал коротко и односложно. Поэтому здесь описано то немногое, что известно из его коротких ответов, а также из расссказов его сестёр и дочерей.

В 1941 году, когда в Псковскую область пришли немцы, дед, не успев уйти на фронт, скрылся и ушёл в партизаны. Несколько раз тайно ночью появлялся в домах своих сестёр в Глубоком по разным поводам. Так, с наступлением зимы он пришёл к одной из них за валенками – при тамошних морозах ходить зимой в сапогах в лесу было невозможно.

Потом дед надолго пропал, в семье думали, что погиб. Появился он только после окончания войны, да и то не сразу, а в конце 1945 года. Оказалось, что из партизан его забрали в специальный диверсионный отряд СМЕРШа. Дед был высокого роста и неимоверной природной силы. Его отряд неоднократно забрасывали в районы, оккупированные немцами, прежде всего в его родной Псковский район, который он знал как свои пять пальцев – он был заядлым охотником и исходил пешком всю Псковскую область ещё до войны. Отряд брал «языков» и доставлял их по назначению.

Когда немцев выбили из псковщины, с дедом начали разбираться органы НКВД. У него не было никаких бумаг, доказывающих, что он был в партизанах, поэтому его «отсутствие» в армии было квалифицировано как дезертирство, несмотря на его последующую службу в СМЕРШе (кстати, органе того же НКВД). Пока разбиралось его дело, дед около года просидел в тюрьме города Осташков, на Селигере. К счастью, нашёлся командир партизанского отряда, в который он ушёл в начале войны, и подтвердил всё, что было показано дедом на допросах. Его выпустили из тюрьмы, а в Псковской газете даже был опубликован очерк про эту историю с сиволическим названием «Неравный бой».

Дед дожил до середины 80 х годов, жил сначала в своём родном Глубоком, потом, когда совсем ослаб, у одной из своих дочерей, в Ростове-на-Дону. Там он и похоронен. Надо сказать, что война жестоко коснулась его ещё раз – в конце 40х годов в лесу на мине подорвался его 12 летний сын Аркадий...    

На прилагаемой фотографии дед – слева, в середине 50х годов.

Слава и Вечная Память всем Защитникам Отечества!